Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Библиотечный день
Александр Балтин

Библиотечный день

    
    -Саш, съездить за заказом надо!
    Не любит этого.
    -Ладно, - отвечает, хмурясь слегка…
    Он идёт в бухгалтерию, поднимается на девятый этаж огромной коробки ВУЗа, в библиотеке которого служит уже много лет, выписывает бумагу.
    Свет в бухгалтерии, как и в библиотеке – искусственно-синеватый, жидкий, и кажется он не здоровым, навязчивым.
    Он ждёт пока полная, в круглых очках Маша заполнит бумаги, расписывается где-то, берёт то, что ему отдают.
    Машина стоит у подъезда – ездил не раз, просто называет адрес.
    Москва начинает точно разматываться – улично-переулочная, порой переогромленная, иногда мелькающая разливом изумрудных скверов или раскатом огромных площадей.
    В книжном магазине в центре, он спрашивает к кому обратиться; невыразительная тётка провожает его в нутро магазина, где дядька в халате, позёвывая, тоже заполняет бумаги, потом указывает ему на стопки книг, на тяжёлые пачки в толстой, обёрточной бумаге.
    Он перетаскивает их в багажник машины, и путь разматывается в обратном порядке, и кажется он быстрым, мало съедающим рабочий день.
     Пачки вытаскивает у здания ВУЗа, потом заносит на второй этаж, полностью принадлежащий библиотеке, и, поставив одну под дверь, вносит их по три в комнату, где помещается отдел обработки.
    Впрочем, он совмещён ещё с парой отделов – каких? точно не помнит.
    Тётки вскакивают, начинают хлопотать, пытаются помочь, он улыбается, отказываясь.
    Отряхнув руки, спускается вниз, отходит к тощему, близ лежащему бульварчику, курит, стоя возле скамьи.
    Думает, что ещё три часа надо убить на этой…якобы службе, и – возвращается к себе, в читальный зал.
    Он садится за компьютер, открывает папку со своими стихами, и описывает краткое путешествие.
    -«Деньги и кредит» дайте! – слышит.
    Он отрывается от монитора.
    Молоденькая девица не красива, судя по учебнику – третий курс. Её не надо отправлять за шифром, и так известно, где стоит толстый том.
    Стеллажи теперь механические, нажимаешь кнопку – и разъезжаются, и всякий раз, выдавая что бы то ни было, вспоминает до-ремонтное состояние библиотеки: то, извлечённое из советских недр, с огромными, деревянными стеллажами, на которые надо было лазить, как в детстве лазили на деревья.
    Ремонт изменил всё: столы в зале итальянские, сдвоенные, серые, над каждым – синяя лампа, и общий свет… не живой такой…
    Всюду мерцают компьютеры.
    Он выдаёт книгу, снова садиться писать, но строки отказывают ему, не складываются, разбегаются.
     Тогда он выходит в интернет, сам не зная, что будет смотреть, или читать.
    Татьяна – зав. читальным залом – молодая, лёгкая, весёлая – забегает быстро: всегда подвижна, кидает ему вполголоса: Привет! - идёт к окнам, где стоят их столы, за ними – шкафы.
    Он выбирается за ней:
    -Что опять новую вазочку покупила?
    -Ага! - Смеётся. - Знаешь, а мои Лапушкины совсем свихнулись – она ещё ничего, а он не то за топор схватиться, не то ещё что выкинет.
    Соседи её, о которых часто рассказывает.
    Нормальными были, пока оба не остались без работы, живут случайными заработками, и проч.
    Он садится, глядит в окно – там детский сад перетекает крохотными шариками маленьких человеческих жизней.
    Так майская зелень плавно плывёт, предваряя собой буйное у метро течение и движение города.
    -Анька опять заболела? – полуутвердительно, полувопросительно говорит он.
    -Пока два отгула взяла. Но ты же знаешь – от неё чего ещё ждать?
    В прошлом году сам, впервые в жизни, загремел в больницу: с ангиной, забыл, как точно она называется: вскрывали нарыв в горле, потом увезли в инфекционное отделение.
    Он вспоминает – длинный коридор, решётки на двери, решётки на окнах, посещения запрещены…
     Прогулки по коридору, бесконечные уколы, болтовня соседей по палате, с которыми не сошёлся, и – ощущение вытягиванья жил, как от этого сиденья на службе ощущение: тягостное, грустное… Сбежал, дав подписку.
     Стук по кафедре выдачи.
    -Подойдёшь, Саш?
    -Ага.
    Он встаёт, идёт.
    Рыжий высокий парень, спрашивает, есть ли Беркли.
    Философией изводят, понятно.
    Не стал посылать за шифром, зашёл в узкий проход, вынес, показал несколько томов, тот выбрал, расписался.
    Катя с абонемента заглянула, попросила помочь перетащить книги из комнаты в комнату.
    Крикнул Татьяне, что отойдёт, а в коридоре сказал Кате:
    -Подожди пять минут. Покурю.
    Она кивнула, и пошёл на улицу опять, к бульварчику.
    Стал много курить.
    Быстрее день рабочий проходит.
    Сколько их прошло уже? Не сосчитать – да и зачем, коли жизнь кажется мучительной, пусто-бесцельной…
    Таскает книги в третьей, последней комнате абонемента – точно отъединённый книжной реальностью от реальности настоящей, но оставленный наедине с мыслями – мрачными, тягучими.
    Таскает, прищуриваясь, глядит на часы в первой комнате – ещё полчаса служебного времени.
    Возвращается в читальный зал, ещё о чём-то шутит-болтает с Татьяной, ещё выдаёт книгу.
    Мало кто ходит в зал теперь – всё есть в интернете.
    -Разгонят нас, наверно, - вполголоса говорит Татьяна. – В главном здании всё мечтают об объединении.
    Территория ВУЗа разбросана по многим корпусам.
    -Чему быть… - кивает мрачно.
    В очередной раз уходит домой: идёт мимо бульварчика, глядя на группки студентов, дымящих, галдящих у скамеек, минует огромный красный массив церкви, кладбище возле которой ограждено зелёным жестяным забором, перейдя улицу, ныряет в другой бульвар.
    Район зелёный, приятный.
    Кафешки мерцают огнями, забегаловки манят поесть.
    Но он идёт домой, минуя то, это, хорошо знакомое, таща с собой, как привычно, как всегда букеты и скорбные мешки воспоминаний, таща их постоянно теперь, поскольку ему под пятьдесят, и жизнь, по его ощущениям прошла – прошла так, что он не увидел ничего особенно интересно.
    В майских сумерках мерно начинается вялый дождик, и до отпуска далеко, как до осуществления мечты.
    Хоть какой-нибудь.
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Библиотечный день

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru