Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Предчувствие под грай ворон
Александр Балтин

Предчувствие под грай ворон

    Электричка была переполнена, и, возвращаясь с дачи, ехал в тамбуре, курил, глядел на мелькавшие пейзажи.
    Двое напротив – один с грубым, плоским лицом, сам крепкий, простой, самоуверенный – и краснолицый старик с орденом на лацкане пиджака – начали выпивать: красное, прямо из горлышка, пряча бутылку…
    -Закуришь, отец? – предложил ражий мужик.
    -Не-а, сынок. Я этим-то делом, - и щёлкнул себя по горлу, - занимаюсь, а курить – нет, не курю.
    Нудное их примитивное говоренье-бухтенье – о дачных страстях, огородных работах, грибах, рыбалке – наполняло тамбур, резко потемнело в котором: электричка стремительно въезжала в область дождя.
    -Ого, ливанёт сейчас, - сказал мужик.
    -Ну что ж, ливанёт – хорошо, дождик всегда на пользу, да и осень скоро, - отвечал дед.
    Серо-стальная полоса легко впустила в себя электричку, и – закипело, повалило стеной; водная масса низвергалась, как из опрокинутой чаши океана, и даже захлёстывало в дверь, окрашивая края железного пола тамбура чёрным.
     Смотрели втроём, завороженно…
    А когда подъезжали к Киевскому вокзалу, всё стихло уже, хотя реальность была мокрой, чуть блестящей, точно посеребрённой тонкой плёнкой…
    -И тут дождь прошёл, - молвил дед.
    Но ответа он – девятнадцатилетний парень – не услышал, ибо выскочил, быстро рванул к метро.
    Дома отец маялся сердечной болью.
    -Па, что? Может неотложку вызвать?
    -Ничего, сынок, таблетки принял, должно отпустить.
    -Смотри, лучше вызову.
    -Давай подождём. Как прокатился?
    -Да, ничего. Воздухом подышал. – Сын улыбнулся.
    Мама отдыхает в санатории, в Латвии (Что через несколько лет станет она другим государством – и не представить, Союз могуч ещё, кажется незыблемым).
    -Ладно, сынок, отдыхай. Поешь там что-нибудь с дороги.
    -Хорошо, па. Зови, если что.
    Возился на кухне, разогревая макароны; разбил в них яйцо, что быстро, как всегда, превратилось в бело-жёлтую эмаль, покрывшую железное днище.
    Вечер наваливался – тяжело, массивно.
    Они легли спать – сын зашёл к отцу, пожелать спокойной ночи, справиться, как самочувствие, ничего не предчувствуя ещё.
    -Лучше… спасибо, сынок, ложись.
    
    Он проснулся от гнетущей, каменной тяжести; он провалился в сон, и первые секунды, выбравшись из него, не мог понять, где находится – дома ли? На даче?
    Потом вскочил, и пошёл к отцу.
    Тот, белея в темноте, стоял у окна, тёр грудь.
    -Па?
    -Сынок, вызывай, наверно…
    -Да-да, сейчас.
    Проблемы с сердцем начались у отца месяца четыре назад: лежал в больнице, определили стенокардию, ишемическую болезнь сердца; а так здоров был, некогда много занимался спортом, путешествовал.
    Ночь густела за окнами.
    Минут через двадцать приехала бригада; делали кардиограмму, расспрашивали…
    -Собирайтесь, необходима госпитализация.
    Один из бригады сидел на телефоне, узнавая, какая больница примет.
    -А я могу поехать с папой?
    -Нет, сейчас не зачем. Больница… - Парень назвал номер. – Утром приходите.
    И папу увезли в ночь.
    Постель в его комнате белела, развороченная будто; и беспорядок предметов вдруг показался тяжёлым предзнаменованием.
    Сын прилёг подремать – в своей комнате; дрёма растворилась сном, и когда утро залило пределы жизни, вскочил, умылся, надел спортивный костюм, и отправился в лесопарк бегать: увлекался спортом тогда.
    Деревья мелькали, точно лес многоного обгонял его, и, пересекая дорожки, посыпанные гравием, вспоминал, что это парк – всё же скорее, чем лес.
     Потом принимал душ, приятно покалывавший тело, завтракал, снова думал, как похожа яичница на красивые слои эмали.
     И – поехал в больницу.
    Район был знаком, тут жили когда-то, первые десять лет прошло в замечательной коммуналке; а больница серела массивами корпусов, и долго искал нужный, вошёл, обратился в регистратуру, и тут узнал…
    -Ваш папа пока в реанимации. Что? Нет-нет, туда, конечно, нельзя. Звоните, узнавайте.
    Он вышел.
    Небольшой сквер уютно помещался напротив.
    Побрёл туда бездумно, опустился на скамью.
    Вороны граяли в начинающей желтеть листве, и сухой, жёсткий треск точно царапал душу.
    И сын зарыдал – резко, бурно; зарыдал, наколовшись о страшное предчувствие, понимая уже, что видел отца в последний раз, ощущая низвержение мира, огромного мира, которым был для него отец – 52-летний, казавшийся тогда пожившим, много видевшим; он рыдал минут пять, закрывая лицо руками, слыша тяжёлый, не прекращающийся грай, и воспоминания клубились, лентами мелькали в мозгу – или показывали кино, где кадры шли очень быстро…
     Потом вытер лицо платком, закурил, встал со скамейки, отправился домой.
    В два часа дня позвонили, сообщили, что отец умер.
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Предчувствие под грай ворон

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru