Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Ремонт

    Из плавильной печи ремонта возникнет новый быт, новая жизнь – так полагают, затевая его, после нудных споров, долгого нежелания мужа что-то менять, его пристрастия к собственной норе-берлоге…
    Новое возникнет непременно, ибо ждут малыша, и аргументация жены, весома, как быт, затягивающий всех нас.
    Увы.
    Мартин – зовут мастера армянина, он приятель друзей жены по конторе, где работает, умелец, сам простой, добротный, как и его разнообразные умения.
    У стены стоявшая, югославская, советских времён ещё мебель, приятного коричневого цвета сгрудилась (будто и впрямь сама перешла!) в центре комнаты, и муж отдирает обои вместе с Мариком.
    А занятно снимать их пластами, будто кору с дерева, в ход идёт старый топор, разные ножи, и обнажаются допотопные газеты – или до-атлантические даже, ибо советская Атлантида давно ушла под воду; и, прежде чем отодрать очередной клок, муж вглядывается в жёлтые фото передовиков и читает куски строчек, не забытых ещё по детству…
    Ему надоедает, он уходит во вторую комнату, ложится там с книгой, а Марик работает, напевая.
    Медленная постепенность всего раздражает, точно жизнь специально придумана для вытягиванья жил…
    Марик ставит новые розетки, он дребезжит аппаратурой, сыплется битый, колотый кирпич, и пыль витает едкая, как кислота…
    Ремонт виден фрагментами, его цель понятна жене, а муж весь вибрирует внутри, и малыша представляет с трудом, равно как и грядущую жизнь с ним.
    Он одевается и идёт в магазин за водкой; магазин в соседнем доме, но краткий путь всё равно кидает в зрение вороха подробностей: ржавый, кем-то давно оброненный ключ, дранная перчатка, грай, разносящийся остро, предвещающе.
    -Будешь? – спрашивает Марика дома.
    -А из чего? – тот как-то робко разводит руками.
    Удивляясь вопросу, муж идёт на кухню, приносит рюмки и тарелку, на какой в беспорядке нарезал-разместил колбасу, огурцы, хлеб.
    Пара рюмок снимают напряжение, и опьянение накатывает счастливо, тепло… И вот муж уже говорит об армянской поэзии, достаёт антологию, включает компьютер, показывает свои стихи об Армении, стихи, украшенные видовыми фотографиями…
    Говорят о хачкарах, Марик рассказывает о своём доме.
    -Туф. Армения – это камень. У нас ничего больше нет, да?
    -А рыбу ловишь? – неожиданно перескакивает муж.
    -Да, да. Сиг, форель. Это здорово.
    Дневная порция ремонта закончена, и они перемещаются на кухню, жена, недавно вернувшаяся из конторы, нажарила им картошки с курицей, и муж, выпив очередную, расспрашивает Марика об армянской кухне.
    -Я только далму знаю, хотя не пробовал.
    Марик рассказывает что-то; будет ночевать у них – на длинной лоджии стоит диван – который потом уедет с Мариком в какой-то… офис, не офис…
     Многое будет потом.
    Ещё не раз выпьют водки, будут ходить в магазин покупать свёрла и прочую необходимую мелочь, муж будет мрачнеть, потом светлеть.
    Многое будет потом.
    
    Трёхлетний малыш посапывает в кроватке, и ночь плывёт, и никогда больше не видел Марика, да и едва ли увидишь, и, вспоминая тяготы и детали ремонта, так и не можешь ответить – началась ли новая жизнь? Нет…
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru