Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - В австро-венгерском трактире
Александр Балтин

В австро-венгерском трактире

    И тут Санчо смачно и густо захохотал.
    -А был ещё такой случай, - продолжал Швейк, наливая себе сливовицы. – Возвращались мы с фельдкуратом Отто Кацем из гостей. Вернее фельдкурат – пьяный, как полагается, до последней возможности – практически ехал на мне, поскольку пропил все деньги, и нанять фиакр было не реально. Тащу я, значит, его, он упирается, конечно, ноги его норовят зацепиться за каждый фонарный столб, и тут навстречу двое. Один говорит: Точно, как мой папаша. Тот тоже, как налижется, так себя не помнит. Второй ему отвечает – А ты приглядись, вдруг это твоего папашу и тащат. Район-то наш. Пригляделся этот и говорит: И впрямь он. А я ему, остановившись: Какой же это ваш папаша? Это же фельдкурат. Разве фельдкурат может быть чьим-нибудь папашей? И стали мы спорить. Тот – папаша. Я – не он. И, наконец, фельдкурат подал голос: Эй, любезный, кричит, я фельдкурат – а значит отец всем добрым католикам.
     Санчо, выпивший очередную кружку пива, снова засмеялся.
    -А мой дон, - начал он, - всё со злом борется. И, представляешь, сколько ни силится – всё не побороть. Столько зла стало – и от вельмож, и от всяких прочих. Ну, я думаю – что с ним бороться? Надо просто жить, да? а дону моему всё неймётся.
    -И я полагаю, что просто жизнь, как она течёт, сама победит зло. Вернее даже – не победит – она его обтекает. Это, как река – если ударить по ней, она же не заметит, просто продолжит течение. Так и жизнь – ну, бьёт по ней зло, бьёт, и что с того? Течёт же себе?
     Молодой человек за соседним столиком – слушавший разговор вроде бы рассеяно, встал и подошёл к двоим.
    -Позвольте присесть? – Он держал в руке кружку пива.
    -Отчего ж не присесть? – молвил Швейк.
    -Конечно, - добавил Санчо.
    И молодой человек сел.
    -Я полагаю, - начал он, - что со злом могут бороться только избранные, те, кто ведают, что оно из себя представляет. И тогда им позволено многое.
    -А избранные – это какие? – поинтересовался Швейк, поедая рогалик.
    -Это те, кто говорят новое слово. Нечто, меняющее жизнь.
    -А чего её менять-то? – удивился Санчо. – Идёт себе и идёт.
    -О! её необходимо менять, ибо пущенная на самотёк она принесёт много горестей.
    -А многое позволено… это…
    -Представьте, даже и убийство – если убить необходимо того, кто стоит на пути движения жизни.
    -Ну, уж это вы хватили!
    -И впрямь, - крякнул Санчо, - коли убьёшь кого, чем же тут жизнь изменишь?
    -Но убить-то в исключительном случае можно лишь гадкого, мешающего…
    -Все кому-то мешают. Так убийств не оберёшься.
    Они спорили.
    Лиловатые сумерки Австро-венгерской столицы плавным муаром завешивали окна трактира, и заглянувший в окно Дон Кихот легко узнал запропавшего своего оруженосца, но не мог узнать ни Швейка, ни Раскольникова.
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - В австро-венгерском трактире

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru