Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Эдуард Учаров

Чебоксары

    1 сентября.
    Вот и осень наступила на ногу.
    Барашки – на заклание. Птицы – на юг. Дети – в школу. А мы – в Чебоксары.
    
    Чапай
    
    Город этот, наверное, прежде всего про Чапаева?
    В своём сквере легендарный начдив на яростном коне рвётся к ж/д вокзалу.
    Чепает саблей небо.
    Позади – тачанка и избушка, в которой он родился, впереди – слава в веках.
    Музей, фонтаны и барельефы.
    Книги, фильмы, анекдоты.
    Чапаев в наших сердцах.
    Нет там никакой пустоты.
    
    Проспект Ленина – улица Карла Маркса – бульвар купца Ефремова
    
    Это всё одна улица. Просто метаморфозы.
    Для нас улица началась с детского сада «Крепыш» (а с чего же ещё начинаться улице?) и провалилась в Чебоксарский залив.
    Крепыш смотрел на Чапая.
    Чапай указывал саблей на киоск «Чаваш Пичечё (Чувашпечать)».
    В стёклах киоска отражался бордовый памятник Андрияну Николаеву, а на прилавке лежало «Женское счастье» по 47 р. за штуку.
    На это, уже потрёпанное, женское счастье заинтересованно поглядывало окно с головами манекенов.
    Далее по улице располагались академик Волков и пионер космоса Юрий Гагарин с неестественно вывернутой правой кистью. Видимо, где-то успел вляпаться в вакуум.
    Пионера Юрия Гагарина окружали детские сады «Зоренька» и «Россияночка».
    О шикарной геометрически-орнаментальной библиотеке чуть позже, а вот если о бюстах – дальше высился чувашский поэт и председатель ревтрибунала (убийственное сочетание!) – Мишши Сеспель.
    После улица уклонялась в правый оппортунизм, именовалась уже улицей К. Маркса, встречала пешеходов кварталом силовых структур и перво-наперво дружелюбным бюстом Дзержинского с бантиком возле управления ФСБ.
    Оппортунизм крепчал на площади Республики у Дома правительства, где бодрый Владимир Ильич уверенно направлялся в Рождественский храм.
    Последняя ипостась улицы – бульвар купца Ефремова – краткий восторг иллюминации и сада камней с Остапом Бендером и Кисой Воробьяниновым у Национального музея и Драматического театра.
    Как обычно, всё заканчивается Красной площадью и заливом. В нашем случае – Чебоксарским.
    
    Национальная библиотека Чувашии
    
    Вход в Национальную библиотеку Чувашии охранял памятник педагогу и просветителю Яковлеву.
    Мы вошли невозбранно.
    Нас встретили и напоили душистым чаем со сладостями.
    Нас провели по сердцехранилищу библиотеки.
    Нам показали миниатюрные винтики книг и древние фолианты в белых перчатках. Ввели в зал славы Айги, провели сквозь строй картин художественной галереи мимо комнат кинозала и сверкающих мозаик национальной книги.
    Наши стихи прекрасно себя здесь чувствовали.
    Мы их почитали.
    Когда прощались – захотел быть тут книгой.
    Чтобы меня брали руки читателя, листали и узнавали всю мою суть…
    
    Президентский бульвар, Мать Чувашии
    
    Был прозаик Мигулай Ильбек (Николай Ильбеков) до 1981 г. Потом, в том числе, он стал улицей. Мы на этой улице жили.
    Решили пойти к матери.
    Монументу, в смысле.
    По карте туда вёл Президентский бульвар.
    Это звучало внушительно.
    Но глазам не очень верилось, что это Президентский и что это бульвар.
    Преодолели переулок Огнеборцев, переулок Связистов, а затем и бульвар Электроаппаратчиков. У меня начало складываться впечатление, что в понятие «бульвар» я и администрация города вкладывают разные концепты.
    Прошли Верховный суд и вышли как раз к администрации Главы Чувашской Республики.
    По Пионерской набережной прошли мимо Московского моста к мостику, ведущему к Матери-Покровительнице.
    Ждали торжества электричества.
    Дождались.
    Освещённая мать обняла нас вместе с Чебоксарским заливом и отпустила гулять к Красной Площади.
    В Чебоксарском заливе живёт большой фонтан и много лодок.
    А на Красной площади мерцает Колесо обозрения и рунный камень.
    Всё это тоже обнимает Покровительница Чувашии.
    Кто же её будет осуждать за язычество?
    Онажемать.
    Анне-Пирĕшти.
    
    Улица Энгельса – Ярославская
    
    К старому городу нужно пробиваться разными путями. На следующий день мы обогнули гостеприимную Национальную библиотеку и ступили на Энгельса. Поприветствовали мецената Зиновия Таланцева и – мимо общества с ограниченной ответственностью «Трезвость и здоровье» – шагнули в заповедные овраги улицы Ярославской.
    Мелькнула тень Хади Такташа.
    Постойте.
    Это не Хади Такташ.
    Это Илья Тукташ.
    Поэзия и фольклор Чебоксар.
    
    Церкви и монастыри старого города
    
    На улице Сергия Радонежского мы зашли в Воскресенскую церковь 1758 года рождения. Двое священников у её стен – один в бордовом и с волосами, другой в чёрном и бритый – явно намеревались крестить собравшихся у входа младенцев.
    Мы посидели на солнечной лавочке и двинулись по мосту к Успенской церкви. Эта церковь тоже уже бабушка, она родилась в 1763 году, её топили, но не утопили Чебоксарским водохранилищем, хотя нижняя часть храма теперь под водой.
    Это единственный храм, в который мы не попали внутрь – руки дверей оковывал большой амбарный замок.
    Чуть дальше – на Московской набережной – сиял и хрустел крахмальными стенами Свято-Троицкий мужской монастырь, основанный ещё по указу Ивана Грозного в 1566 г.
    Это, собственно, сам старый город и был.
    За монастырём – Волга. Если направиться налево – сквер и центральная улица Константина Иванова, поэта и классика чувашской литературы.
    На этой улице растёт кафедральный Введенский собор 1651 года с древними фресками, от которых кружится голова и пропадает дыхание.
    Дыхание не восстанавливается и при взгляде на колокольню. Она настолько яростно рвётся вверх, что очень хочется своими руками не пускать её в небо.
    Рядом, как трофеи, выставлены два древних колокола с чеканными ангелами и старо-русскими рунами.
    За углом бочка со святой водой.
    Водица звякает в пластик и прячется у меня в рюкзаке.
    На другой стороне улицы, почти напротив, трансцендентальное здание эпохи русского авангарда начала прошлого века. В нём, естественно, располагается психотерапевтический центр.
    Что же ещё там может быть?
    Если чуть подняться по Иванова, встретятся мощные укрепления самой старой в России тюрьмы. В ней томился Стенька Разин.
    Если же слегка спуститься по классику, расшибёшь нос взглядом о шикарное здание ЦИКовского дома (ныне Художественная галерея) и церковь Михаила Архангела, уходящую в землю, со стрельчатыми окнами, всю такую «иваногрозненскую» из «Иван Васильич меняет профессию», хотя и появилась она уже совсем после царя – в 1702 году…
    
    Прогулочные басни
    
    Мы гуляли вокруг да около.
    Когда шли к Успенской церкви, наткнулись на цапель Волги. Стадо чаек с совиными головами стояло на одной ноге и выполняло сложные речные фуэте. Это происходило на том месте, где река Чебоксарка с клёкотом выливается из одноимённого залива в Волгу.
    Потом мы катались на чугунном велосипеде у музея М. Сеспеля, на глазах у бронзовой Екатерины Part 2 и таких же бронзовых Петра и Февронии.
    Спускались от Аллеи влюблённых, увитой пропилеями и бортиками классицизма, по крошечной нитке ступенек к городскому пляжу, где я 2 сентября всё же протестировал чебоксарскую Волгу.
    И возвращались от падающих берёз и пантагрюэлевских ворот мимо фонтанов, лодок и многочисленных котов к Советской набережной и Красной Площади…
    
    ***
    Вечером я бродил здесь один. Пробежался по Ленинградской и Композиторов Воробьёвых. На Карла Маркса прошёл мимо библиотечной нирваны: Пивной Библиотеки (режим работы: с 11.00 до 01.00. По пятницам работает до последнего начитанного гостя!) Пришёл на Московскую набережную и долго-долго сидел на каменном поребрике, спиной к Волге.
    Вышла луна. Постояла, облокотившись на купол Церкви Толгской Иконы Божией Матери и пошла себе дальше, зевая…
    
    Парк Победы
    
    Третий и решительный день был отдан Парку Победы, нависающему над Речным вокзалом и позволяющему осмотреть большую часть старого города.
    По пути нам встретился Художественный музей с чебоксарскими девушками-сфинксами и здание ЧХТ. Загадочна и таинственна душа Чувашии.
    А на площадке у монумента героям Великой Отечественной войны сквозь пламя Вечного огня мы смотрели вниз и убеждались, что всё в городе на месте: Мать обнимает залив, башенка Сельхозакадемии стыдливо льнёт к новострою-небоскрёбу, гигантский кран разрезает стрелой Волгу, сама Волга неспешно утекает в Казань.
    За Аллеей Славы у ДК имени славного П.П. Хузангая обосновалась грозная техника военных времён. По орудиям и танкам деловито ползали младенцы. Уж не те ли, которых вчера крестили в Воскресенской церкви?
    
    Спасо-Преображенский монастырь
    
    Напоследок, впервые за три дня, решили испытать чебоксарский газельный транспорт. Волшебными овалами и зигзагами добрались на маршрутке от Калинина до Владимирской Горки.
    Высоко на холме, в листьях берёз и лип, сверкали янтарные купола.
    А у подножия горки грелся на солнышке монастырский некрополь. В ярко-изумрудной траве и алых цветах уютно белели каменные кресты, радостно и совсем не страшно.
    В церкви Иоанна Кронштадтского крестили младенцев. Только что окрестили одного и выкрикивали имя следующего.
    Крещение не покидало нас все эти дни.
    
    ***
    Когда сдавали гостиничный номер, заглянули на всякий случай в прикроватную тумбочку: не оставили ли чего? Оттуда нам улыбнулся таракан и залихватски, прямо как начдив, крутанул усы.
    Мы ещё приедем в Шупашкар.
    


    

    

Жанр: Мемуары, дневники


Казань, 2017

© Copyright: Эдуард Учаров, 2017

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым

18.09.2017 19:53:41    Ведущая раздела Клубочек в лицах Член Совета магистров Галина Булатова Отправить личное сообщение    
Шупашкар - это навсегда! )
     
 

19.09.2017 18:15:10    Член Совета магистров Эдуард Учаров Отправить личное сообщение    
точно)
       


Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru