Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Атлетический зал
Александр Балтин

Атлетический зал

    Окна атлетического зала при большом заводе всегда были пыльные – низкие, открывали они вид на заводские корпуса – массивные, как вавилонские строения.
    Так казалось молодому парню, работавшему после школы в библиотеке вуза, у какого была договорённость с этим заводом – и студенты, и сотрудники могли ходить заниматься атлетической гимнастикой; так казалось парню – и никому больше, ибо в прежние свои годы он был истовым читателем, и книжный мир надолго отодвинул реальность.
    Штанга всегда возлежала на станке для жима лёжа; станки в основном были самодельные: заводчане изготавливали, многие грифы – специально изогнутые и проч. тоже делались ими; но штанги, гири гантели были фирменные, от заводов, специализирующихся на спортивном оборудовании.
    -Подстрахуй, Мить…
    Один подходит к штанге, другой ложится на скамью.
    Классический жим лёжа наиболее универсальное из упражнений, и делают его все.
    Сварная конструкция: брусья, наполовину вделанные в стену, и для большей нагрузки многие на широком ремне подвешивают к поясу гирю.
    -Что Жорки давно не видно?
    -А он новый зал нашёл, платный правда, но говорит оборудованье лучше.
    Ещё не привычно, что всё будет платным: конец восьмидесятых, и распад Союза неочевиден вовсе, нет-нет.
     Парень, видящий в корпусах завода нечто от Вавилона, качает пресс на доске, укреплённой у шведской стенки, к нему подходит знакомец – автослесарь, как-то прибившийся к этой качалке.
    -Привет, Валёк!
    -Привет, Андрюха…
    О, того, кого назвали Вальком, зовут Саша, но прозвище это – от недавно отпущенной бородки и общего сходства с Дикулем.
     Приседания. Тяги.
    Грохот снарядов.
    Мат, перчёные шутки.
    В гладко блещущих зеркалах отражаются тела разной степени накачанности.
    Многие подходят, напруживают мышцы.
    -Тоже мне Шварценеггер!
    -Сам-то…
    -Ха-ха…
     Корпуса заводов вырисовываются на фоне бледного осеннего неба, и гиря буквально разворачивает переутомлённую руку, падает с грохотом; нагнувшись непроизвольно, Саша видит эти корпуса, вспоминая стихи, сочинённые недавно.
    Он не знает, чем заниматься в жизни.
    Все учатся, или зарабатывают деньги: кооперативное движение стартовало недавно; все болтают о деньгах и женщинах; никто никогда – о поэзии, и если бы поделился, что сочиняет – засмеяли бы.
    Он прикрепляет к поясу ремень, подвешивает к нему гирю, и начинает выжиматься на брусьях.
    Последние разы.
    Устал. Всем пока – и в душ.
    В душевых неприятны почему деревянные ребристые подставки, и лучше было бы принять душ дома – благо недалеко, но не тащиться же потным.
    …вдруг, как опалило, вспомнилось: шёл сюда, шёл дворами, и видел в одном из них похороны: старухи, каменно застывшие у жалкой лодки гроба, пара крепких, здоровых мужчин, машина, с тупым терпением ждущая последнего скарба жизни…
     За сим воспоминаньем вспомнились похороны отца – первые похороны, которые довелось увидеть в жизни.
    Он вытирается, одевается, проходит обширный холл, спускается во дворик, и, подумав минутку, стоит ли пойти на автобус, или двинуть пешком, выбирает второе: любит суммы московских дворов, любит высокие, своеобычные дома своего района, даже бурное движение на проспекте Мира по нраву.
    Но – пойдёт по другому: свернёт за станцией метро, спустится по лестнице, и растворится в разнообразном однообразии переулков.
    Он ничего не знает о будущем: ни о развале страны, в которой вырос, ни о разгуле страстей и инстинктов, что воспоследует, ни о том, что всё же станет поэтом, ни о том, что ни с кем из тех, с кем тогда общается, общаться через несколько лет не будет; он не представляет, как будет выглядеть его сын, и кто будет его женой; он не знает ничего этого, просто возвращаясь домой, испытывая смесь грусти, - грусти девятнадцати лет от неопределённости грядущего, и усталости – приятной, в общем, какая всегда приятна после интенсивных спортивных упражнений.
    
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Атлетический зал

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru