Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Не только о предметах
Александр Балтин

Не только о предметах

    Жизнь без предметов… но ведь обходитесь же вы без них во снах!
    Космос сна не подразумевает материальности, давая порой образы более конкретные, чем стул, или стол.
     Взаимоотношения со столом, - чья столешница пятниста, как чума, но стол не может вызывать негативных ассоциаций; со столом, за которым писал много-много лет, продолжаешь и сейчас, нелепо-упорный, тотально, как истинный Козерог, одинокий.
    (Замечу в скобках: общение с Левиафаном и птицей Рух куда логичнее для оного знака, чем болтовня в курилке)
     Стул с сиденьем несколько вытертым, но удобным; некогда пёсик твой, замечательный золотистый пудель, запрыгивал, когда ты писал, и устраивался у тебя за спиной – тёплый, мохеровый точно, ворочался, ворчал, укладывался, наконец.
     …ручка упавшая под стул – точно одинокий человек в недрах огромного, пустотелого и пустого нынче собора – католического, либо лютеранского.
    Предметы окружают всегда – вещи, детали мира…
    Комод, на который пал взгляд, в баре некогда содержал модельки машинок, разъезжавшиеся из юности по различным знакомым детям; теперь там – планшеты с монеты, страсть к которым не избыли и пятьдесят прожитых лет…
     Лак на полу истёр – и сам пол, как географическая карта местности столь же экзотической, сколь и донельзя привычной: бывает подобное совмещение во сне, бывает.
    …с колеса обозрения дома кажутся собранными из кубиков – неведомым и невидимым великаном, сочно любящим жизнь Пантагрюэлем; и машинки катятся, как заводные модельки для игры Гаргантюа; впрочем, на колесе обозрения не катался с юношеских лет, но такой же эффект даёт монорельсовая дорогая, чьи поезда плавно везут над участками города, и останкинский пруд колышется поверхностью, играет мелкой рябью – сам игрушка неведомой были.
     И деревья с высоты пути не значительны – легко сорвать любое, как острую пику мягкого мятлика; совсем легко.
     Своеобразные купе монорельсового поезда – оригинально структурированное пространство; игра инженерной, или дизайнерской мысли не слишком тянет на бытие предметов…
     Есть ли чистый вид бытия – или: возможно ли оно в чистом виде?
    Область мерцания идей – хрустальных шаров, на какие медленно падают чудные снежинки вечности-беспечности.
    … весёлые тролли – в точности, как детские ластики, какие дают в этом году за покупку в 555 рублей в любом из супермаркетов огромной их системы – резвятся в бесконечной беспечности вечности; и кто-то глобальный, не представимых размеров склоняется над лабораторным стеклом, за которым мерцает янтарно коацерват.
     Результат неизвестен.
     Пути расходятся – иные люди деловито минуют останкинский пруд, другие садятся на скамейки, смотрят.
     Но предметы окружают нас всегда, ибо метафизика жизни в увеличении всего, в бесконечном движение увеличения.
    А суть жизни в том, чтобы из грубого делать тонкое.
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Не только о предметах

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru