Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Санди Зырянова - Железная бабочка
Санди Зырянова

Железная бабочка

    Комар зудел и зудел — надсадно, точно бездарное юное дарование на районном конкурсе самодеятельности, и с той же назойливостью вился вокруг Марины. Марина как раз набрала кучу работы на дом, и отвлекающие маневры комара ее не грели ну совершенно — тем более, что укусы этих насекомых она переносила болезненно.
    Марине было тридцать семь, она была умна и успешна, любила свою работу и пятилетнюю дочь Лену. Насчет Лены, правда, беспокоиться не стоило — в детской чадили сразу два фумигатора, и на всякий случай Марина еще сбрызнула малышку репеллентом. А вот в кабинете… В конце концов, осатанев, Марина выбрызгала остатки репеллента на себя, однако ноги уже гудели от невыносимого зуда.
    В детстве Марина с мамой каждый вечер собирали комаров пылесосом. Их было много, никому это, естественно, не нравилось, но все понимали, что лето без гнуса и комарья — не лето. Однако сейчас!
    — Да что за черт, — процедила Марина сквозь зубы — тихо, чтобы не разбудить Лену. — Во всем городе нет комаров, и только в нашем доме их как грязи!
    Успехами своими Марина во многом была обязана четкому планированию, учету любых последствий и любых факторов, а также умению проконтролировать ход событий. Поэтому комары, окопавшиеся в сыром подвале, взбесили ее до кровавых чертиков в глазах.
    Они оказались той самой незапланированной и крайне досадной мелочью, с которой невозможно было справиться своими силами. Они зудели, отвлекали, выводили из себя, доставляли невыносимо неприятные ощущения, в конце концов, они укусили Леночку за веко так, что она целую неделю ходила с опухшим глазом. Это было еще хуже, чем нашествие тараканов десять лет назад, когда никакие карандаши и дихлофосы не действовали, так как новые и новые полчища мерзких насекомых лезли из квартиры спившихся соседей. Тараканы хотя бы не кусались…
    На следующий день после работы Марина пошла на переговоры с соседями по подъезду.
    Она была готова к трудным разговорам ни о чем, а также о ценах, о Путине, о гейропе, об олигархах и опять о ценах, но собиралась побить логику соседей своей, незамысловатой: комары — опасные и вредные существа, в подвале дома им не место, значит, надо вызывать дезинсекцию. Но не учла одного: соседи готовы были терпеть упырей и посерьезнее комаров из экономии…
    Дом, в котором жила Марина, когда-то назывался «обкомовским». Едва завершив строительство, ключи от новых квартир вручили партаппаратчикам и функционерам. Надменные супруги восседали на лавочках, чинно перемывая друг другу косточки, а за их мужьями в одинаковых серых костюмах заезжали ведомственные автомобили… Но шли годы, супруги превращались во вдов, и их становилось все меньше. Три подъезда в доме были уже полны новых хозяев жизни, молодых, резвых, циничных и зубастых, не желающих мириться с неудобствами, если их можно было устранить с помощью денег. Еще в двух подъездах жили и новички, и наследники первых хозяев. А подъезд Марины оставался вотчиной старушенций — реликтов ушедшей эпохи. Модные костюмы сменились ситцевыми платьями и халатами, шпильки — тапочками, с трудом налезавшими на косточки, а пенсии союзного значения — жалкими подачками от нового государства. И отрывать от этих подачек энную сумму еще и на вызов дезинсекции старушенции дружно отказывались.
    — Хорошо, — наконец вспылила Марина, — я сама вызову эту дезинсекцию! Но не смейте потом приставать ко мне со всякими сборами на благоустройство! А то ишь, какие — как дворничихой недовольны или крышу чинить, так «Мариночка, позвони», а как по двадцать рублей скинуться, так жлобитесь!
    Старушенции склонялись к тому, чтобы согласиться. Анна Андреевна с первого этажа, самая активная и сварливая из соседок, однако, сомневалась. Она сразу прикинула, что мало ли какая еще помощь понадобится — а единственным молодым и энергичным человеком на весь подъезд остается Марина, не стоило бы плевать в колодец.
    И вдруг все разрешилось, как показалось Анне Андреевне и ее закадычной подружке Марье Филипповне, наилучшим образом. В дверь Марьи Филипповны подсунули рекламный буклетик с нарисованными на нем тараканами, крысами и комарами в алых кружках и текстом «Железная бабочка. Избавим от паразитов. Недорого». Расценки у «Железной бабочки» оказались почти втрое ниже, чем в дезинсекционной службе облСЭС. «Недорого» — это слово производило на старушенций магическое действие!
    Единственным, кто заартачился, была Марина. Она-то, искушенная в современных реалиях, отлично понимала, что «недорого» почти наверняка «плохо». В лучшем случае, размышляла Марина, эти «Железные бабочки» там чего-то побрызгают, и через месяц, а то и через неделю комарье вернется. В худшем — возьмут деньги и пропадут с концами. Знаем мы их, уже не раз через это прошли… Однако разубедить соседей ей не удалось.
    Специалистов из «Железной бабочки» вызвала Анна Андреевна.
    Спустя несколько дней, рано утром, к дому прибыли какие-то люди в форменной серой одежде с шевроном в виде бабочки. Марина видела их из окна. Почему-то ей стало не по себе от этой формы — длинные глухие плащи с капюшоном, от больших очков, закрывавших глаза пришельцев, от оборудования, упакованного в черные ящики. Она быстро собрала Лену в садик, пообещала, что придет за ней сегодня попозже, зато после садика сводит ее в «Диксиленд» — маленький комплекс развлечений неподалеку от дома и обязательно угостит мороженым. Вести ребенка домой ей не очень хотелось. Судя по форме сотрудников, «Железная бабочка» использовала какие-то очень токсичные репелленты, дешевые и уже хотя бы поэтому небезопасные для людей. «Хоть бы мы сами от их репеллентов не отравились», — подумала Марина, ловя себя на совсем уж несуразной и недостойной интеллигентного человека мысли, что Анну Андреевну, пожалуй, и надо бы травануть. Ну ладно, не до смерти, но чтобы хватило на три дня поноса — и не меньше!
    В дверь позвонили.
    — Фирма «Железная бабочка», — представился человек в очках и плаще. Низенький и тощий, на голову меньше Марины, он говорил неприятным глухим гудящим голосом, и это окончательно настроило Марину против фирмы, ее методов и особенно Анны Андреевны. — Мы провели дезинсекцию подвала. Возьмите вот этот препарат и обработайте им свою квартиру, чтобы исключить возвращение насекомых к исходному состоянию.
    Марина поблагодарила, взяв большой флакон спрея со странным запахом, поставила его в прихожей — и забыла о нем в тот же момент.
    Вероятно, если бы хоть один комар зажужжал сегодня вечером в квартире, Марина живо бы обработала спреем каждый миллиметр жилища. Но нет, — надолго или не очень, Марина наконец-то получила желанную тишину и возможность поработать на дому, а Лена легла спать без ежедневной церемонии со спреем-репеллентом. Впрочем, фумигаторы Марина все равно включила, отчасти по привычке, отчасти потому что не особо доверяла «Железной бабочке».
    Недели через две — Марина к тому времени уже и думать забыла о комарах, занятая куда более насущными и важными делами — ее остановила еще одна старушенция из подъезда, с третьего этажа, по имени Галина Петровна.
    — Мариночка, — начала она, — вы Марью Филипповну не видели?
    — Нет, — коротко ответила Марина, весьма довольная тем, что редко пересекается с соседями вообще и с Марьей Филипповной в частности. Но говорить «не видела и не хочу» было как-то невежливо.
    — Я беспокоюсь, — сказала Галина Петровна. — Марья Филипповна не выходит, она даже не звонит Анне Андреевне. Уж не заболела ли?
    И опять-таки говорить, что в возрасте Марьи Филипповны случиться может всякое, было невежливо, поэтому Марина пожала плечами и спросила:
    — А вы к ней домой заходили? Звонили?
    — Не открывает, — старушенция развела руками.
    Марина вздохнула. Галину Петровну она уважала за серьезность, добропорядочность и неизменную благожелательность. Поэтому для очистки совести, спустившись на этаж вниз, она позвонила в квартиру Марьи Филипповны.
    Из квартиры доносился едва уловимый, но явственный запах — ни с чем не сравнимая вонь тухлого мяса, сразу сказавшая Марине все, и странный аромат. Он не был явно химическим, но органическое происхождение запаха тоже вызывало сомнения. Так не пахнут ни животные, ни растения. Марина еще раз принюхалась. «Насекомый какой-то запах», — с отвращением подумала она.
    — Охохо, — сказала она Галине Петровне. — Давайте вызовем милицию, наверное. Боюсь, с Марьей Филипповной беда.
    Ломать дверь она, конечно, не собиралась — просто нажала на нее ладонью, и внезапно дверь подалась.
    — Ее убили, — зашептала Галина Петровна. — Ограбили и убили. Мариночка, не ходите туда!
    — Да с чего вы взяли-то, — начала Марина — и сообразила.
    Любая из этих старушенций куда осторожнее, чем молодежь. У каждой из них на входной двери — по два-три замка и еще внутренняя цепочка образца 1975 года. Да и дверей обычно больше одной. Значит, если дверь открыта…
    Вонь стала гораздо сильнее, она уже почти не давала дышать.
    Марина шагнула внутрь — и остановилась, резко отворачиваясь и сжимая до хруста веки. Все съеденное за обедом и не успевшее к этому моменту перевариться встало у нее комом в горле. Нет, она готова была увидеть труп и прекрасно понимала, как он должен выглядеть после десяти дней в теплой квартире. Но чтобы такое!
    От Марьи Филипповны осталось что-то вроде скорлупы. Ссохшаяся кожа, внутрь которой попадали кости; с черепа кожа слезла, и Марья Филипповна скалилась в последней усмешке. А вокруг…
    Вокруг сидели комары. Мириады их расселись на табуретке, диване, ковре, а внутри Марьи Филипповны темнела невероятная шевелящаяся масса, облепившая кости и остатки внутренних органов.
    Вылетев из квартиры и задыхаясь, Марина крикнула Галине Петровне «вызывайте милицию, скорее!» и побежала вверх, домой.
    Лена уставилась на нее.
    — Мама, ты чего? — спросила она. — Что это так воняет? Мама, я хочу наполона!
    — Это… репеллент, — нашлась Марина. — Доченька, у нас нет наполеона. Я не купила. Завтра куплю обязательно.
    — Посмотреть, как нет, — потребовала Лена. Марина взяла ее под мышки и приподняла, чтобы Лена смогла заглянуть в навесной шкафчик и убедиться. «Репеллент», — подумала она, опуская дочь на пол. Репеллент… этот странный запах, примешавшийся к трупному смраду…
    Нет. На фиг. Забыть, забыть, забыть. Развидеть раз и навсегда.
    Но и это у Марины не вышло. Спустя еще пару дней Галина Петровна в смущении позвонила к ней в дверь.
    — Мариночка, мне совершенно не к кому обратиться, — сказала она. — Похоже, Анна Андреевна тоже…
    — Печально, — ответила Марина. — Но ведь они обе уже были очень старенькие. Жаль, конечно, что мы ее не сразу обнаружили, и ее съели эти адские насекомые… Вот говорила же я, давайте вызовем нормальную СЭС! Мне как-то не нравится, что я умру — и меня сожрут комары. Уж лучше крематорий.
    — Комары, — Галина Петровна пожевала старческими губами, по въевшейся привычке подкрашенными малиновой помадой. — Вы знаете, Мариночка, мне эти специалисты из фирмы дали какой-то спрей, а я им и не пользовалась. Ведь комаров же и так нет! Зачем травить себя этой химией, правда? Мы даже с Анной Андреевной поспорили из-за этого…
    — И я не пользовалась, — сказала Марина. — Забыла. Как бы наши соседи не умерли оттого, что переборщили с этим репеллентом. Я же говорила — дешево хорошо не бывает!
    — И ведь не помог, — Галина Петровна значительно подняла палец и потрясла им. — У меня их нет, представляете? А из квартиры Анны Андреевны они так и летят! Ладно, я еще к Ольге Панкратовне позвоню…
    Ольга Панкратовна — вдова большого начальника — была колхозной бабкой с очень большим самомнением, чрезмерно увлеченная различными патентованными средствами. Марина отлично понимала, почему Галина Петровна не хочет с ней связываться.
    Жили они с Ольгой Панкратовной на одном этаже, и Марине показалось, что из-под ее дорогой металлической двери тоже потянуло запашком разложения и бытовой химии.
    Взгляд ее упал на флакон спрея на обувной полочке. Марина в рассеянности поставила этот флакон, когда его принес представитель «Железной бабочки», и забыла о нем. А теперь вспомнила — поднесла к носу…
    Она выскочила на лестничную площадку.
    — Галина Петровна! — крикнула задыхаясь. — Галина… Петровна!
    — Она не открывает, — беспомощно отозвалась Галина Петровна.
    Марина бросилась бежать по подъезду, перескакивая через две ступеньки и подворачивая ноги в домашних тапочках. Ни одна из старушенций не открывала, ни в одной квартире не угадывалось никакого движения. Наконец, на пятом этаже открылась дверь — там жила древняя-древняя старуха, уже давно не выходившая из дому. Но открылась, потому что Марина в истерике зарядила по ней кулаком.
    Из дверного проема пахнуло тяжелым смрадом, и навстречу — прямо в лицо Марине — вылетело несколько комаров.
    Марине показалось, что они смотрят на нее — выжидающе, оценивающе, словно спрашивая: ну, а ты-то когда?
    Спотыкаясь и повисая на перилах, она поплелась вниз.
    — Галина Петровна, — сказала, — а переселяйтесь ко мне. У меня есть суп. И картошечка. И котлеты. Чайку попьем. А завтра я куплю наполеон…
    — Что вы, что вы, Мариночка, — удивилась Галина Петровна, но Марина продолжала:
    — …куплю наполеон и найду нам жилье. Сниму, у меня денег хватит, лишь бы убраться отсюда поскорее. Галина Петровна, в этом подъезде живы только мы трое, понимаете?
    Старуха подумала. По ее морщинистому и все еще красивому лицу пробегали волны — сначала недоверие, потом понимание, страх и, наконец, решимость.
    — Ну нет, — сказала она. — Сейчас я позвоню сыну. Он добрый мальчик, он не может нас не принять! Мы уедем немедленно! Собирайте Леночку!
    Марина метнулась в квартиру, побежала по комнатам, хватая все подряд: сумки, детские вещи, одежду, игрушки, шкатулку с золотыми побрякушками, торопливо разобрала и упаковала компьютер, собрала некоторые книги для Леночки. Руки у нее не тряслись — они словно все делали сами, а мозг четко фиксировал происходящее, как сторонний наблюдатель. Как нам повезло с Галиной, мелькнула мысль. А ведь если бы не она, мы с Ленкой еще какое-то время жили бы в подъезде, забитом трупами и комарами…
    И вдруг по лестнице застучали чьи-то шаги. Не старческие, медлительные — кто-то молодой уверенно поднимался к Марине на этаж. Марина замерла. Лена пискнула «мама, кто это», Марина зажала ей рот рукой.
    — Фирма «Железная бабочка», — представился кто-то рекламным тоном. Марина узнала этот глухой, насекомый голос и сжалась. — Я знаю, что вы дома. Открывайте, возьмите еще спрей от комаров. Возьмите, а то комары вернутся. Возьмите спрей. Я представитель фирмы «Железная бабочка», возьмите спрей…
    Он повторял и повторял это, как заведенный; Лена завертела головой, пытаясь вырваться, но Марина, задрожав от ужаса, только крепче сжала дочь. Внутри у нее все захолодело, особенно когда она подумала о Галине Петровне…
    В бубнеж представителя ворвался сигнал автомобиля, и сразу же зазвенел впервые за много лет домашний телефон. Марина дернулась и схватила трубку.
    — Мариночка, мой сын приехал, — окликнула ее Галина Петровна. — Вы готовы?
    — Да, да, да, — Марина схватила дочь в охапку, обвешалась сумками и рюкзаками и с силой ударила ногой в дверь. «Представитель» заорал, падая и роняя какие-то дребезжащие штуки, и Марина кубарем покатилась по лестнице. Сын — пожилой, но еще крепкий человек — и двое юношей, видимо, внуки, поднимались навстречу, перехватывая Галину Петровну и Марину, один из внуков сразу взял на руки Леночку…
    Марина упала в машину, не заметив ни марки, ни цвета, забрала дочь и прижала ее к себе. Машина тронулась.
    Галина Петровна вздохнула с неприкрытым облегчением. Но Марина никакого облегчения не испытывала.
    В конце концов, комаров полно в каждой луже.
    В каждом подвале.
    В каждой квартире.
    И где гарантия, что и в новом доме какой-нибудь чрезмерно экономный жилец не наберет однажды номер фирмы «Железная бабочка»…


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Страшное


© Copyright: Санди Зырянова, 2017

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Санди Зырянова - Железная бабочка

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru