Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Волынцев - БАБКИ. СТАРЫЕ РУССКИЕ
Александр Волынцев

БАБКИ. СТАРЫЕ РУССКИЕ

    
    
    Да, это теперь по ТВ кривляются «новые русские бабки» (микроклон знаменитых Вероники Маврикиевны и Авдотьи Никитичны). Мы успели застать не только первоисточник (имею в виду дуэт актеров Вадима Тонкова и Бориса Владимирова), но и реальных почти прототипов той самой «Никитичны», работавших в нашем питерском общежитии на пр. Стачек, 88/2.
    * * *
    
    Баба Катя жила на втором этаже. В комнатке-пенальчике, в котором умещалась кровать, тумбочка да маленький шкафчик. И сама она была невысокая, кругленькая, этакий колобок.
    Возраст был уже изрядно за-пенсионный, но баба Катя продолжала добросовестно трудиться на вверенном ей Родиной участке: мыла полы в коридорах и прибиралась в туалетах.
    Прямо скажем, не самая радостная работа в мире, учитывая, что сантехника в общественных студенческих туалетах была не намного моложе самого общежития, построенного в 1938 году, перенесшего блокаду и доковылявшего до распада страны в 1991-м без единого капремонта.
    Работы у наших бабулек было много, но они почему-то за нее держались. Баба Катя, например, не хотела жить вместе со своей родней. Характер у нее был довольно нелюдимый. Может, от жизни; может, от профессии; может, от рождения.
    Однажды она попросила меня снять шторы в ее каморке. При всей скромности жилплощади высоту потолков никто не отменял, не с ее ростом было прыгать по подоконнику. Шторы я снял, потом, когда баба Катя их постирала, водворил на место.
    За эту тяжелую физически, но высокоинтеллектуальную работу я получил от бабы Кати вознаграждение: палку копченой колбасы. Для тех, кто не в теме: в начале 1990-х это была большая ценность…
    * * *
    
    Баба Женя была полной противоположностью бабы Кати: худая, подвижная, с полуматерным юморком.
    Если вам приспичило посетить место ее приборки во время трудов праведных, вы запросто могли огрести от нее шваброй. А неча шляться не в урочный час!
    «Всё серут и серут… И серут, и серут!» — бухтела она, наводя возможную чистоту. Наверное, все студенты и студентки были в ее глазах тюбиками с испражнениями, призванными постоянно гадить (причем, нередко — мимо фаянсовых пьедесталов). Профессиональная деформация, не иначе.
    Шел я как-то по черной лестнице из столовой. Одним лестничным маршем выше поднималась баба Женя. Задрав голову, она что-то внимательно изучала. О… Нет, не «что-то», а «кого-то» — парочку студенток, идущих еще выше. Глядела-глядела в область мини-юбок…
    Потом всплеснула руками и, призывая меня во свидетели, возопила на всю лестницу: «Нет, ну ты глянь! Только глянь! Они ж без трусов таперь ходют! Тьфу, страмотишша!». Ни подтвердить, ни опровергнуть не берусь, мне было не видно.
    Поселилась баба Женя в этом общежитии почти сразу после войны. Она еще застала те времена, когда в холлах нашего П-образного здания стояли телевизоры, и по вечерам студенты и студентки собирались на культурную программу. Вот, значит, откуда в этих холлах розетки, о назначении которых мы ломали голову не один год…
    Померла баба Женя от инсульта на своем рабочем месте.
    * * *
    
    Имя следующей героини я не помню, потому буду называть ее просто: «Имяречиха» (от слова «имярек»). Бабка Имяречиха была чумой всего студенчества.
    Если вас угораздило зайти на кухню (на каждом этаже была своя кухня общего пользования с шестью газовыми плитами) за кастрюлей или чайником в то время, когда Имяречиха совершала свое чародейство с ведром и шваброй, вас ждал незабываемый вечер. Ваш мозг был вынесен, выеден, высосан, вылизан до зеркального блеска внутренней стороны вашего черепа.
    Имяречиха гнала вас до вашей комнаты (а быстро с закипевшим чайником или кастрюлей с макаронами вы не побежите — проверено). Вы узнавали все подробности интимной жизни ваших родственников с бабкой Имяречихой и между собой и клялись себе, что никогда больше ноги вашей не будет на этом полигоне во время пребывания там легендарной бабки.
    Одна проблема.
    Проживающая где-то в городе, Имяречиха не отличалась пунктуальностью, и уловить приближение грозы могли только обладатели фантастической интуиции.
    Тем не менее, именно бабе Имяречихе я обязан одним из первых в своей жизни духовных опытов.
    Я уже говорил, что депрессняк в Питере — более распространенное заболевание, чем ОРЗ? Да?
    Ну, так вот.
    В очередной раз пребывая в состоянии «то робостью, то ревностью томим» в стадии обострения, когда душа рвется в клочья, а рассудок не может ей предложить ровным счетом ничего, хватаешься за любую соломинку.
    К тому времени я уже знал (великая штука — опыт-с!), что ни алкоголь, ни сигареты в данной ситуации не помогут. Упиться до полного беспамятства у меня не получалось никогда, а сигареты помогали только в тот момент, когда очень хочется нажать на спусковой крючок (это я про армейскую жизнь, расслабьтесь).
    
    
    Стадия кипения дошла до того момента, когда я мечась по своей комнате, решил вышибать подобное подобным: послушать музыку, соответствующую настроению.
    Поставил что-то мало мелодичное, зато громкое и ритмичное. Металлюгу какую-то.
    Думаете, помогло? Наоборот. Адреналин уже стучал изнутри в макушку, когда вдруг пришло абсолютно парадоксальное решение.
    Я уже заметил, что Имяречиха в очередной раз полирует свой плацдарм. Причем в одиночестве. Зайдя в репетиционную комнату нашего студенческого театра, собрал всю пустую тару (ее тогда еще принимали, было время), оставленную в качестве денежного эквивалента на «черный день» и двинулся в «клетку с тигром».
    Имяречиха уже радостно расправляла легкие, набирая необходимое количество воздуха, когда я протянул ей пакет с «валютой».
    «Спасибо…» — ошалело глядя то на меня, то на пакет, сказала она. В ту же секунду, словно перещелкнули канал на старом телевизоре: душевная буря исчезла, уступив место тихой, но безобидной грусти.
    «Не за что!» — кивнул я и направился в кафе за маленьким двойным кофе. Надо было осмыслить произошедшее.
    Тогда я впервые понял, что если тебе до одури погано, обмани беса: сделай доброе дело. Желательно тому, кто никак от тебя этого не ожидает.
    * * *
    
    Спасибо вам, бабки, что были в жизни нашего общежития.
    Царствие вам Небесное…


    

    

Жанр: Новелла
Тематика: Юмористическое


  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Волынцев - БАБКИ. СТАРЫЕ РУССКИЕ

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru