Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Александр Балтин

Узлы 17 года

    Салонно-известная поэтесса, огромной гусеницей перегнувшись с балкона, кричит чёрной, перепоясанной патронташами матросне, нечто оскорбительное.
    Злая чечётка пулемёта слышна, стёкла бьются, и в подворотне ошалевшая шпана убивает пожилого, красивого полковника, посадив его на нож.
     Парвус встречался с представителями германской верхушки, предлагал план – весьма дорогостоящий – дающий варианты окончания войны.
     Об этом можно прочесть в некоторых офицерских мемуарах.
    Пятьдесят лет спустя имя Парвуса под запретом, он ославлен банальным авантюристом-торгашом, и то, что был доктором философии вымарано из ветхих хроник.
    Через сто лет снимают фильм «Демон революции», но имеется в виду Ленин, или Парвус сложно понять – а полвека назад Ленин, благодаря усилиям идеологической пропаганды, заслонил собою всех остальных.
    Ленин, Ленин, Ленин.
    Культ запрещён, но человек не может без культа, и громоздится новый пантеон – с капищем в виде усечённой пирамиды на главной площади метрополии, с суммой своеобразных святых, великомучеников, героев.
     …здание охранки громят – тут главное: архивы, какие не могли не быть уничтожены, ибо чернота тайн, хранимых ими, бросала тень на красные репутации вождей.
    Красный – цвет крови, но и цвет невиданного подъёма.
    Сто лет спустя: Революция, говоришь? Какая революция – адский переворот, тонны крови, смутьянство, высылка лучших людей из страны, или бегство их! – Да? а ничего, что все стали грамотными и узнали таблицу умножения? Было это в тринадцатом году? – Ты ещё про брежневский рай расскажи! – И расскажу! Тыщи НИИ, сотни тыщ бесплатных кружков и студий, где преподавание было высшего качества, а какое кино было! Поэзия! Образование!
     Споры, споры, споры…
     Матросы грубы – но какими им ещё быть?
     Крестьяне, войной оторванные от земли, со всех концов реальности возвращаются в избы; но грядущий кошмар гражданской войны уже готов располосовать тело России…
    …несравнимое ни с чем, совершенно особое русское богоискательства, дающее необыкновенные виражи мысли, заменено нынешним псевдо-духовным карнавалом, немыслимой роскошью талдычащих о духовном попов.
     Тысячи мучеников за веру – тогда: распинаемые на царских вратах священники, порубленные иконы, взорванные храмы: в общем, объяснимая, хотя и чрезмерная реакция богоносца на вековую косность церкви…
     Может ли поэзия передать весь излом и напряжение того времени?
    «Идут двенадцать человек…»
    Металось красное домино, изъятое из романа Андрея Белого, чьи стилистические пируэты завораживали…
     Советская, роскошная пышность седьмого ноября.
     В нулевых коллега говорит коллеге:
    -Непривычно ходить на работу седьмого.
    -Ага. Но это – не повод не пить, ха-ха.
    Роскошные демонстрации, людская плазма, текущая мимо главного капища страны, вожди на трибунах.
     Узлы, завязанные 17 годом на века, узлы, какие тщимся распутать мыслью сегодня, осознать, понять…
    
    


    

    

Жанр: Рассказ


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым



Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru