Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Санди Зырянова - Грибная байка
Санди Зырянова

Грибная байка

    Топ, топ – босые ноги по тропке…
    Свернуть боязно.
    Лес-батюшка щедр, да суров. Меж стволами под орляком гадюка притаилась, а обойдешь ее стороной – на бурелом напорешься. Обойди бурелом – с кабанятами столкнешься, а за кабанятами уже прет на тебя секач. Обойди секача – волка повстречаешь, а от волка Бог убережет, так, не ровен час, на лося напорешься…
    А всего страшнее болото в глубине леса. Уж как предостерегали и мамка, и тятька, и брат с сестрой – не ходи туда, Ванечка, там анцыбал голодный сидит, того и гляди, вцепится склизкими лапами в душу христианскую, потому как нет для анцыбала ничего слаще…
    Ванька по-взрослому оправляет рубаху, утирает нос кулаком. Заглядывает в лукошко – грибов там раз-два, и обчелся, да и что это за грибы? Сыроежки мелкие, смех, а не грибы. Вот бы на то болото пойти, думает Ванька. То-то хороши там грузди, половину ребятни в деревне байками про анцыбала пугали – никто собирать не сунется! Набрать бы полное лукошко, мамка их засолит, будем зимой жевать, да нахваливать. И над байками дедовскими посмеиваться.
    Ванька и сам посмеивается, а что идти на болото не хочется – так там и сыро, и босиком несподручно, и далеко, мамка крик подымет, и гадюки небось водятся…
    
    – Ки-ик! – проорало над ухом.
    
    Перед глазами блеснула «зеркальцем» на крыле сойка. У Ваньки все в груди оборвалось – и тут же отмерло, и смех плеснулся сам собой. «Вот они, анцыбалы-то ваши, – насмешливо подумалось. – Сойки, да вороны с совами! Где им меня напугать? Да они сами боятся!»
    Тропинка бежит дальше – пыль нетронута. Нет на ней больше Ванькиных следов.
    Раздвигаются листья орляка. Ишь ты, Ванька раньше и не замечал, какие они красивые – ровно крылья орлиные. И мох на деревьях хорош, рука сама тянется погладить. А лишайники какие – не иначе, лешачиха кружева для деревьев плетет, да развешивает!
    Славно-то как!
    Вот и сыростью, да багульником пахнуло, где-то неподалеку застонала утробно выпь – и не захочешь, так вздрогнешь, больно жутко стонет. Ваньке одному тут бывать еще не доводилось, да и вообще почти не доводилось – не любят деревенские болото, боятся. Да и как не бояться? Не счесть, сколько тут коз, да коров утопло, а то и людей, что скотину свою искали. Нехороший дух тут витает, смертный, да тягостный, и еще сладкий запах цветов голову дурманит. Из-под ступней выдавливаются струйки воды, ноги вязнут в перепутанном багульнике и болотной траве. Целебная она, трава эта – поранишься, приложи, и рана быстрее заживет, так бабка баяла, да проверять не хочется. Мало ли, что болото взамен за целебную траву потребует.
    А грузди-то – вон они! Попрятались под травой, да Ваньку не проведешь: там холмик, там беловатый бочок едва показался, – Ванька ничего не упустит.
    Ванька поворачивается к ближайшему кусту, выламывает длинный побег, очищает его от листьев. Будет щуп. Как ни храбрись, а по болоту надо осторожно пробираться, это не твердая тропка…
    Щуп упирается в землю, Ванька ставит ногу, выжидает… делает следующий шаг. И еще… Разгребает щупом прошлогоднюю листву… Ох ты, что за грузди-то! Хороши, черти, – один другого краше, знать, быстро лукошко наполнится!
    Оно и наполняется. А Ваньке и радостно. С каждым грибом встают перед глазами мамка с тятькой, да брат с сестрой. Летом-то жрать есть чего, а ближе к Рождеству мамка уже начинает поджимать губы, возвращаясь из подпола или чулана: капуста квашеная на исходе, огурцов последнюю кадь открываем, муки маловато… Бедно они живут. Что такое голод, Ванька не понаслышке знает. И представляется Ваньке, как наберет он грибов, как мамка их засолит, и засушит, и будет у них этих грибов вдоволь до самого нового лета, – чтобы все и думать забыли, как это, есть не досыта.
    Снова щуп погружается в травяную сырость, и снова Ванька осторожно ставит босую ногу. И снова шагает к очередной россыпи груздей…
    Лукошко уж полно, Ванька сбрасывает ветхую латаную рубаху, завязывает рукава и горловину и набирает грибов туда, весь перемазавшись болотной грязью и зеленью. От запаха багульника, сырости и гнили мутится в голове, лукошко и рубаха уже неподъемные, а у Ваньки одно на уме: грибы! Жратва! Мамка похвалит! Больше их, больше в рубаху-то набить!
    И помстилось Ваньке: под кустом багульника еще какие-то горбики, никак, еще россыпь груздей? Отвел он щупом своим цветущие ветки…
    Нет под кустом никакой земли. Ни с грибами, ни без.
    Окно там. Вадья. Озерко стоячей мертвой воды.
    «Не смотри!» – сам себе молча кричит Ванька, – и смотрит.
    Вода в вадье черная, мутная, мертвечиной разит, но разглядеть, что на дне, можно. И видит Ванька: сидит там гриб не гриб, зверь не зверь, рыба не рыба – круглый, грязный, без головы, но с лапами. Ворочается неуклюже. Белесая гнилая шкура с остатками чешуи, как у дохлой рыбы, вся в грязных пятнах, а по ней улитки ползают. И вдруг поворачивается эта пакость, рыло безглазое кажет…
    «Не увидит же! У него ж глаз нет!» – сам себя заверяет Ванька, а понимает: увидит. Или еще как заметит. И ежели заметит – все, пиши пропало. Голодный он, а как учует христианскую душу – сразу накинется и пожрет, потому что нет для него ничего слаще.
    Дернулась рука. Пальцы в троеперстие сложились. Губы сами будто «Отче наш» забормотали. А тварь на дне болота все ворочается, все рылом вертит… И вдруг вспомнилось Ваньке, как мамка его шептала: «Нечисть болотная, нечисть подколодная, от синего тумана, от черного дурмана, где гнилой колос, где седой волос, где красная тряпица, порченка-трясовица, не той тропой пойду, пойду в церковные ворота, зажгу свечу не венчальную, а свечу поминальную, помяну нечистую силу за упокой…»
    
    – Аминь, – заканчивает заговор Ванька, и тварь на дне отворачивается, а вадья затягивается тиной. Пузырьки по воде идут хороводом, лопаются, вонь окутывает Ваньку…
    
    Батюшки-светы! Где ж грибы, что он собирал? И в лукошке, и в рубахе ни одного грибочка, а гнилухи, да прелая прошлогодняя листва, да мусор сплошной, – черт знает что такое!
    Сплюнул Ванька по-взрослому да пошел из болота выбираться.
    Грибов домой все же принес – немного, что сам по дороге набрал, то и его, зато и не денется никуда. А мамка все равно хвалила: какое ни есть, а подспорье, да и хороши зимой сушеные сыроежки во щах!


    

    

Жанр: Рассказ
Тематика: Мистическое


© Copyright: Санди Зырянова, 2018

предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Санди Зырянова - Грибная байка

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru