Клубочек
Стихи Проза Фото Живопись Музыка Конкурсы Кафедра Золотые строки Публикации авторов Форум
О сайте
Контакты Очевидец Клубочек в лицах Поэтический словарь Вопросы и ответы Книга месяца Слава Царствия Твоего
Главная - Проза - Александр Балтин - Золотая мера Михаила Зенкевича
Александр Балтин

Золотая мера Михаила Зенкевича

    1
    МАХАЙРОДУСЫ
    Поэтическая речь в «Махайродусах» кипит, вспыхивая волнами огромных исторических периодов, обозначая корневое неистовство жизни, которой не видал никто.
    Она густа и совершенна - эта речь, будто сами махайродусы, прорвав плёнку реальности, представили поэту образы своей жизни, чтобы стало чеканно-ясно для чего у хищных, клыкастых: оттиснут жидкий мозг вглубь плоской головы...
     Это речь совершенных, мерцающих историей творцов «Маяков» Бодлера, хотя свет здесь дан через мощь стиха, дыбящего землю сути.
    
    И толстокожие - средь пастбищ непролазных,
    Удабривая соль для молочайных трав,
     Стада и табуны ублюдков безобразных,
    Как ваш убойный скот, тучнели для облав.
    
    Всё жрёт друг друга, всё настроено только на это, всё плескает кровяной жижей, что загустеет в буквицы смысла через миллионы лет и гирлянды поколений.
    
    Гудел и гнулся грунт под тушею бегущей,
    И в свалке дележа, как зубья пил, клыки,
    
     Хрустя и хлюпая в кроваво-жирной гуще,
    Сгрызали с ребрами хрящи и позвонки.
    
    И вот восклицание, к какому стягивается стихотворение: Земля-владычица! И я твой отпрыск тощий... Есть уже осознание бездны собственного мозга, наследующего частично тем, жравшим друг друга, но в биллион раз усовершенствованного - мозга, способного рождать великолепие стихов и постигать великолепие стихий.
    
     2
    АМЕРИКАНСКАЯ РУССКАЯ ПОЭЗИЯ
    Играя мускулами строк, Зенкевич вложил в «Махайродусов» столько метафизического осмысления лестницы жизни, что дух захватывает.
    Он был высоким, благородным поэтом; чётким чеканным мастером; но сколько сделал Зенкевич для вхождения континента американской поэзии в русскую данность сложно переоценить.
     Антологичность панорамы: когда от истоков до наших дней возникают фейерверки американских стихов, звучащих по-русски несколько не привычно, чрезвычайно интересно, просвеченные глубиной иного мирочувствования.
     От Филиппа Френо и Уильяма Брайанта тянутся золотые нити созвучий.
    Лонгфелло, созидающий «Псалом жизни» и Уитьер, расшифровывающий «Дух мороза»; а дальше закипает буря Уитмена, живущего на сверх-оборотах, и на них же закручивающих речь; и, точно оттеняя его, возникает трагическая фигуры Э. Дикинсон – и видишь часовню, и розы ложатся на мраморную плиту.
     Но ткётся дальше метафизический словесный ковёр, узоры его усложняются, ибо двадцатый век громоздит ранее не виденное: сухой и графичный Фрост, начиняющий стихи подлинно трагическим, и вместе уютно-буколическим содержанием; бархатный в оттенках и мощный смыслово Робинсон, Сэндберг, чувствующий душу мегаполиса, и через стекло и сталь небоскрёбов созидающий современный миф о мире; иронично-метафизический, тонко играющий культурными аллюзиями Элиот…
     Зенкевич переводил главных и второстепенных поэтов, словно подобное смешение и определяет живую плазму поэзии; и созданное-воссозданное им играет огнями расколотых радуг, представляя мир по-новому, обогащая мир русского стиха, вливаясь в будущее – пусть даже это будущее и стало равнодушно к поэзии вообще…
    


    

    

Жанр: Статья


предыдущее  следующее


Напишите свой комментарий.
Тема:
Текст*:
Логин* Пароль*

* - это поле не оставляйте пустым


Главная - Проза - Александр Балтин - Золотая мера Михаила Зенкевича

Rambler's Top100
Copyright © 2003-2015
clubochek.ru